Как проложить лыжню в неизвестное

Как проложить лыжню в неизвестное

Главный режиссер театра Михаил Кисляров рассказывает о предстоящих премьерах сезона

— Два последних сезона, связанные со 100-летием Покровского, были чрезвычайно насыщенными. Грядущий обещает быть не менее интенсивным. Не тяжело выдерживать такой темп работы?

— Выпуская много новых спектаклей, нам сложно успевать отыгрывать то количество репертуарных спектаклей, которое необходимо по плану. А что касается всего остального — это сложно, но в принципе нормально. Ненормально, когда театр выпускает в сезон один или два спектакля. Благодаря новым постановкам артисты постоянно в форме, в тренинге, все время в каком-то художественном нерве. Те сложности, которые возникают, преодолимы, и они лучше, чем сложности другого порядка: когда у артистов нет работы.

— Первая премьера сезона — опера «Директор театра» Моцарта, которая рассчитана на яркий, крепкий актерский и вокальный состав. Раз театр взялся восстанавливать этот спектакль Покровского, значит появилось новое поколение артистов, способных исполнять его с блеском?

— Мы очень на это надеемся. Первые солисты — Людмила Соколенко, Нина Яковлева, Борис Тархов, Александр Пекелис, Ярослав Радивоник — совершенно блистательно исполняли оперу, объехали с ней весь мир и везде имели колоссальный успех. Причем не только потому, что спектакль был блестяще поставлен, а еще и потому, что каждый персонаж обладал интереснейшим характером. Сейчас мы вместе с молодыми артистами делаем все, чтоб спектакль получился таким же ярким и увлекательным.

— Прежняя популярность спектакля — главная причина того, что его решили вернуть в репертуар? Или есть другие?

— Нам необходимо иметь компактные спектакли с малым количеством исполнителей, чтобы давать артистам «вздохнуть» между большими постановками. Такого рода камерные спектакли всегда были важной частью нашего репертуара.

— Следующая премьера тоже камерная — опера-притча «Блудный сын», которую театр готовит к 100-летию Бриттена. Но это не самое популярное его сочинение и не самое простое с точки зрения восприятия. Почему Вы остановились именно на нем?

— Нам очень хотелось откликнуться на 100-летие Бриттена, который написал для камерной сцены не так много. А «Блудный сын» прекрасно подходит по составу солистов и оркестра. Кроме того, очень важно, что эта опера посвящена Дмитрию Шостаковичу, имя которого для нашего театра почти свято. У нас идет спектакль «Век DSCH», где в основе второй части лежит музыка его Четырнадцатой симфонии, посвященной Бриттену. Эта взаимосвязь очень важна. И посвящение Шостаковичу «Блудного сына» кажется мне далеко не случайным.

Это будет пластическая опера, на мой взгляд, она просится в хореографию. Очень необычное оформление сочиняет Ася Мухина. Она прекрасно зарекомендовала себя как художник компьютерной графики в спектаклях «Альбом Алисы», «Холстомер», «Альтист Данилов». Сейчас она впервые будет оформлять спектакль полностью.

— Музыкальный руководитель и режиссер-постановщик «Блудного сына» — Геннадий Рождественский. А во второй половине сезона у него заявлены еще две большие работы: «Воскрешения Лазаря» Шуберта–Денисова и «Леонора» Бетховена. Это все его идеи?

— «Блудного сына» предложил я, «Воскрешение Лазаря» — идея режиссера Игоря Меркулова, а «Леонора» — самого Геннадия Николаевича.

— Рождественский на последней пресс-конференции справедливо заметил, что театру проще жить, если он ставит такие вещи, как «Травиата» и «Сельская честь». А Камерный музыкальный в новом сезоне опять представляет оперы, которые мало кому у нас известны. Вы ощущаете сложности, которые влечет за собой такого рода репертуар, ведь его можно назвать просветительским?

— Он не только просветительский. В нашем репертуаре оперы, которые не идут в других театрах, по крайней мере, в Москве, и мы обязаны занимать в музыкально-театральном мире свою нишу, а не подражать кому-то. Конечно, у нас идет «Дон Жуан», «Волшебная флейта», но все-таки в основном это репертуар уникальный.

— За те годы, что Вы являетесь главным режиссером, театр успешно продолжает репертуарную политику Покровского и выпустил довольно много мировых и российских премьер. Трудно ли быть первопроходцем? Это скорее сложно или приятно?

— И сложно, и приятно. В отношении нового материала нет сложившихся традиций, которые существуют, например, для «Евгения Онегина» или «Риголетто». В этом смысле проще, потому что нас не с кем сравнивать. С другой стороны, сложнее, потому что мы действительно «прокладываем лыжню».

— К разговору о традициях. Известно, что в отношении «Блудного сына» есть четкие указания Бриттена, как должна быть поставлена эта опера. Вы в какой-то степени следуете им или это будет полностью Ваш авторский взгляд?

— Рекомендации эти скорее не Бриттена, а режиссера, который ставил этот спектакль. Я им абсолютно не следую, тем более что они даны для постановки в церкви, а у нас — театр. Это будет абсолютно своя, не побоюсь этого слова, авторская концепция, которую мы попытаемся представить.

— Все большие премьеры сезона — оперы серьезные, за исключением комической оперы Гайдна «Лунный мир», которую зрители увидят в декабре. Это будет именно комедия?

— Я надеюсь, что режиссер Ольга Тимофеевна Иванова поставит настоящий комедийный спектакль. Но это не единственная большая комическая работа. Мы также восстанавливаем оперу «Четыре самодура» Вольфа-Феррари. Кроме этого, в планах на сезон стоит «Мавра» Стравинского. Впоследствии она будет идти в один вечер с «Блудным сыном».

— Все спектакли очень разноплановые. На какую публику Вы ориентируетесь, какой зритель, по вашим ожиданиям, должен прийти в театр?

— Хотелось бы, прежде всего, видеть в театре больше молодежи. Она и сейчас приходит, но это наше будущее, и хотелось бы, чтобы ее в театре было больше. А вообще, я считаю, что спектакль должен быть рассчитан на любой возраст и для каждого вызывать свой интерес — эмоциональный или рациональный. Так как мы музыкальный театр, мы больше всего рассчитываем на эмоциональный отклик.

— Предлагая эксклюзивный репертуар, Камерный музыкальный театр сегодня, как и всегда, продолжает воспитывать публику. Сейчас это делать сложнее, чем раньше?

— Слово «воспитывать», мне кажется, не очень подходит для театра. Привлекать, увлекать, воздействовать — да. Воспитывать?.. Хотелось бы надеяться. Потому что музыкальный театр — это особое искусство, которое воздействует напрямую, это самый сильный и серьезный воспитатель чувств. Поэтому тут скорее можно говорить о воспитании эмоций. Мы стараемся через музыку вызвать у людей смех, слезы… Это важно, потому что эмоции заставляют потом возвращаться к увиденному, может, даже анализировать.

— Есть ли, кроме премьер, еще какие-то важные события, о которых мы не упомянули?

— Стоит сказать, что театр приглашен для участия в «Декабрьских вечерах» в музее им. Пушкина. Это не впервые происходит: когда-то Борис Александрович Покровский ставил там «Поворот винта» Бриттена, я участвовал в качестве режиссера в постановке оперы «Моцарт и Сальери» с нашими солистами. А сейчас приглашен именно театр: оркестр, солисты, дирижер.

— Какой спектакль будет показан?

— Мы готовим два сочинения Стравинского. Сергей Юрский будет читать «Домик в Коломне» Пушкина, после чего мы представим это произведение в интерпретации Стравинского. А «История солдата» прозвучит в виде оркестровой сюиты.

Еще нужно сказать о гастролях на Брукнеровский фестиваль в Австрию, в город Линц: в этом году фестиваль впервые приглашает театры. Мы давно не выезжали с таким обширным репертуаром: «Нос», «Царь и плотник», «Век DSCH» и «Ростовское действо». Гастроли очень ответственные и мы надеемся, что они будут иметь продолжение.


Приобрести билет на спектакль

Вы можете приобрести билет на спектакль в режиме онлайн на нашем сайте.

Следите за театром в социальных сетях:

+7 495 606 70 08

Москва, ул. Никольская, д. 17, стр. 1
м. Лубянка, Площадь Революции, Театральная

© 2005 - 2018 Московский государственный академический Камерный музыкальный театр имени Б.А. Покровского

Раздел для сотрудников театра