Ольга Иванова

Ольга Иванова

художественный руководитель оперной труппой, режиссер-постановщик

заслуженный деятель искусств России

После окончания факультета режиссуры музыкальных театров и ассистентуры-стажировки Ленинградской (Санкт-Петербургской) государственной консерватории имени Н.А. Римского-Корсакова работала начальником отдела музыкальных театров и заместителем начальника Управления музыкальных учреждений Министерства культуры РСФСР.

С 1982 по 1992 – режиссер-постановщик Московского академического музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко.

С 1994 по 1999 – главный режиссер Саратовского государственного академического театра оперы и балета.

С 2003 по 2006 – главный режиссер и художественный руководитель оперы Нижегородского государственного академического театра оперы и балета имени А.С. Пушкина.

Всего на творческом счету Ольги Ивановой около 100 постановок классических русских и зарубежных опер, оперных произведений современных композиторов, авторских музыкальных спектаклей, среди которых: "Борис Годунов" и "Хованщина" М.П. Мусоргского, "Иоланта", "Евгений Онегин" и "Черевички" П.И. Чайковского, "Трубадур" и "Набукко" Дж. Верди, "Пират" В. Беллини, "Кармен" Ж. Бизе, "Катерина Измайлова" Д.Д. Шостаковича, "Не только любовь" Р.К. Щедрина, "Мария Стюарт" С.М. Слонимского, "Укрощение строптивой" В.Я. Шебалина, "Порги и Бесс" Дж. Гершвина, "Возвышение и падение города Махагони" Б. Брехта – К. Вайля... Многие из спектаклей прочно вошли в репертуар театров и десятилетиями не сходят с театральных афиш.

С 2006 Ольга Иванова – заместитель художественного руководителя и режиссер-постановщик, а с сентября 2009 по январь 2010 – главный режиссер Московского государственного академического камерного музыкального театра имени Б.А. Покровского, где за сравнительно короткий срок осуществила постановки опер "Кровавая свадьба" Ш. Чалаева (2006), "Ревизор" В.С. Дашкевича (2007), "Черевички" П.И. Чайковского (2008), "Так поступают все женщины" В.А. Моцарта (2009), "Бег" Н.Н. Сидельникова (2010).

Сегодня на сцене Камерного музыкального театра имени Б.А. Покровского с успехом идут такие яркие постановки Ольги Ивановой, как "Человеческий голос" Ф.Пуленка (2011), "Лунный мир" Й.Гайдна (2013), "Stabat Mater"Дж. Перголези (2014). В апреле 2016 года состоялась премьера оперы Николая Римского-Корсакова "Сервилия", в 2017 году - "Турок в Италии" Дж. Россини.

На протяжении ряда лет, подхватив эстафету у Б.А.Покровского, Ольга Иванова возглавляет Международную творческую лабораторию режиссеров оперных театров при Союзе театральных деятелей России.

Личный сайт Ольги Ивановой: www.olgaopera.ru

Пресса

Анастасия Попова, Независимая газета, 12 апреля 2016

В Камерном музыкальном театре Покровского возродят забытую оперу Римского-Корсакова

15, 16 и 17 апреля в Камерном музыкальном театре им. Покровского состоится премьера оперы Римского-Корсакова "Сервилия". Судьбу этого сочинения нельзя назвать удачной - после нескольких спектаклей в Мариинском театре опера сошла со сцены, та же участь постигла "Сервилию" и в Москве. Пережив почти столетнее забвение, в 1994-м она была поставлена в Самарском театре оперы и балета. И вот сейчас – еще одна попытка возрождения партитуры: постановка посвящена юбилею музыкального руководителя театра Геннадия Николаевича Рождественского. Накануне премьеры музыкальный критик Анастасия ПОПОВА поговорила с режиссером-постановщиком "Сервилии" Ольгой ИВАНОВОЙ.

– Ольга, в наследии Римского-Корсакова 15 опер, большинство из них – хиты, "Сервилия" же - совершенно забыта. Почему театр взялся за ее постановку, кто явился инициатором?

– Идея поставить "Сервилию" принадлежала нашему музыкальному руководителю Геннадию Николаевичу Рождественскому. Сразу хочу сказать: это совершенно удивительный человек и я очень счастлива, что работаю с ним. Помимо того, что Геннадий Николаевич выдающийся дирижер, при выборе сочинений он всегда руководствуется просветительской миссией. Ему интересно открывать то, что неизвестно зрителю. А "Сервилия" совершенно неизвестна. Трудно сказать, в силу каких причин. Может быть, потому что в ней пять актов или потому, что в творчестве Римского-Корсакова есть более яркие оперные шедевры. В основе "Сервилии" лежит сюжет из римской истории, а мы знаем композитора, прежде всего, как летописца русской жизни, русской сказки. Геннадию Николаевичу все это было очень интересно.

– Действие "Сервилии" происходит в Древнем Риме. Прежде чем приступить к постановке, вы изучили множество исторических материалов. Как вы сами воспринимаете эту эпоху и как источники помогли вам в работе?

– Изучение исторических событий того времени стало для меня необходимым подспорьем. Герои, которые выведены Римским-Корсаковым на сцену, существовали в реальной жизни. Нерон, Тразея, сенатор Соран – все эти имена нам сейчас мало знакомы. Действие оперы разворачивается в начале новой эры, основной темой "Сервилии" является упадок языческой веры и приход христианства, страшные гонения на христиан. Мы с художником дали волю фантазии и дополнили образы героев событиями из жизни других людей. В этом отношении особенно показательна фигура старика, который проповедует, призывая народ верить в Единого Бога. Мы нашли в его образе черты апостола Петра, и поэтому казнили его так же, как по истории казнили Петра – распяли на кресте.

Еще одна из главных тем оперы – любовный треугольник (Сервилия, народный трибун Валерий и вольноотпущенник сенатора Эгнатий – "НГ"). Здесь, как и в других своих операх, Римский-Корсаков проявляет огромную любовь к баритонам. Эгнатий – чудовищный злодей, он плетет интриги, становится источником несчастий Сорана и фактически приводит Сервилию к гибели. Но все это он делает ради любви, поэтому и образ его оказывается интересным и противоречивым, вызывает глубокую симпатию зрителя.

– События, происходящие в опере, отсылают нас почти на 2 тысячи лет назад. Насколько сегодняшней публике может быть близок такой сюжет, видите ли вы в нем отголоски современности?

– Эта тема не может быть несовременна, ведь вопросы веры сейчас более чем актуальны, а гонения на христиан вновь стали настоящей угрозой для человечества. Но современную историю надо рассказывать иным языком. В наш театр приходят люди думающие, любящие музыку, и задача постановщика – не вульгаризировать действие. Самый примитивный путь – дать артистам автоматы в руки, одеть их в современные костюмы, и станет понятно, что речь идет о сегодняшнем дне. Но это не мой путь. Вопросы веры очень сложны, к ним должен быть тонкий подход: важно не оскорбить чувства людей разных конфессий. И я, как режиссер, при постановке всегда следую не литературному первоисточнику, не ремаркам композитора, а пытаюсь понять – что же автор зашифровал в своей музыке. В "Сервилии", поверьте мне, столько интересных вещей! Если прослушать ее внимательно, открываешь для себя невероятные бездны. Донести их до зрителя – гораздо дороже, чем заявить в лоб: смотрите, сегодня происходит то же самое. Зритель сам это поймет.

– Сценическая судьба "Сервилии" достаточно печальна: в Мариинском театре опера выдержала всего семь премьерных представлений. По воспоминаниям современников, публика не услышала в ней характерных "корсаковских" интонаций. Действительно ли это так, и какое место, по вашему мнению, это произведение занимает в наследии композитора?

– В творчестве Римского-Корсакова "Сервилия" стоит особняком: она живет и протекает как бы в другом времени. В нашу эпоху часы неумолимо летят вперед, а здесь композитор заставляет время остановиться. К тому же, "Сервилия" – опера поздняя, после нее были созданы только "Кащей Бессмертный", "Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии" и "Золотой петушок". Я счастлива, что Геннадий Николаевич раскрыл перед нами целый пласт этой дивной музыки, с совершенной оркестровкой и удобными для голосов партиями. В музыкальной ткани оперы мы прекрасно слышим Римского-Корсакова, она вся наполнена настолько узнаваемыми мелодическими оборотами, что сразу догадываешься кто автор партитуры.

Римский-Корсаков всегда по-особенному относился в своих операх к женским персонажам: и Снегурочка, и Марфа из "Царской невесты", и многие другие его героини наделены такой музыкальной характеристикой, что мы с первой ноты понимаем: это неземные, сказочные женщины. И в "Сервилии" присутствует совершенно изумительный женский образ. Сервилия – реальный персонаж, но уже при первом своем появлении она парит в воздухе над всеми. Наличие столь яркого образа обязывало меня выстроить мизансцены так, что все внимание римлян было приковано к судьбе этой женщины.

– В премьерном пресс-релизе говорится о невероятно богатом декорационном оформлении. Художник Виктор Герасименко, с которым вас связывают две совместные работы – "Лунный мир" Гайдна и "Stabat Mater" Перголези – славится своими экспериментами в области мультимедиа. Правда ли, что на время спектакля зал театра Покровского превратится в настоящий римский форум?

– В отношении художественного оформления была проделана колоссальная работа. Вы же знаете, что наш театр камерный, а "Сервилия" изначально создавалась для Императорских театров. Сценографу пришла идея воспроизвести антураж римского форума, и театр совершенно преобразился - мы получили ощущение, что все и правда происходит в Древнем Риме. Премьера приурочена к юбилею Геннадия Николаевича Рождественского, и, согласитесь, когда возникает такой повод, хочется не разыгрывать спектакль "на двух стульях", как сейчас часто делают, а создать соответствующую атмосферу.

– Костюмы тоже будут приближены к историческим?

– Да, конечно.

– Удивительно, что вплоть до сегодняшнего дня не существовало полной аудиозаписи оперы. Однако известно, что в 1949 году Большой симфонический оркестр Всесоюзного радио и Центрального телевидения под управлением Онисима Брона записал 4 фрагмента из "Сервилии". Приходилось ли вам слышать это исполнение?

– Разумеется. К тому же, некоторое время назад у меня появилась оркестровая запись. Наша дирекция в лице Олега Станиславовича Михайлова оказала всей постановочной команде огромную любезность – в разгар репетиционной работы оркестр исполнил партитуру целиком, что позволило сделать рабочую запись всей оперы. Конечно, партитуру можно читать – я сама музыкант и она мне доступна – но когда слышишь звучание оркестра, фантазия работает совсем по-другому.

– На днях под управлением маэстро Рождественского завершилась первая в истории студийная аудиозапись "Сервилии".

– Да, Геннадий Николаевич осуществил фондовую запись оперы с нашими солистами, хором и оркестром. Я считаю, что это большой человеческий подвиг: выпускать премьеру и одновременно делать запись – тяжелая работа и для него, как дирижера, и для артистов нашего театра. Но поверьте, труд себя оправдает! В "Сервилии" как искушенный музыковед, так и обычный зритель найдет для себя много таких страниц, которые до глубины души растрогают его и поразят.

"Задача не на один сезон"
Катерина Антонова, Театрал, декабрь 2009

Ольга Иванова - единственный по-настоящему известный оперный режиссер-женщина. Она поставила более ста спектаклей по всей России и за рубежом, ведет лабораторию оперных режиссеров в СТД РФ, а в этом сезоне стала главным режиссером Камерного музыкального театра имени Б. Покровского, в котором когда-то и началась ее карьера. В 1972 году она, тогда еще никому не известная, решительно подошла к Борису Александровичу и сказала, что хочет поставить в его театре оперу Россини «Брачный вексель». «А что вы ставили?» - спросил мэтр. «Ничего. Я выпускница Ленинградской консерватории», - ответила девушка. «Ну, тогда ставьте». Вот так, совершенно волшебным образом, началась карьера одного из самых значимых сегодня в российском оперном театре людей.

- Всегда ли в опере больше определяет музыкант, музыкальная сторона, чем театральная?

- Я режиссер, и мне было бы предпочтительнее сказать, что все определяет режиссура, то есть сцена. Но так как я режиссер оперный и с детства живу в мире звуков, то у меня есть огромный пиетет перед музыкой. И я скажу так: в оперном театре лидером должен быть дирижер. Хотя наш театр составляет исключение. Он был организован Борисом Александровичем Покровским, гениальным режиссером, по своему значению для оперного театра равным Станиславскому в драме, - и наш театр принято называть режиссерским. А какой должен быть музыкальный театр в принципе? В нем должны работать талантливые люди, составляющие одну команду. Режиссер, дирижер, художник, артисты, музыканты создают спектакль, в котором не видно, кто главный. Главное - это художественное целое.

- Через какое время после премьеры вы начинаете воспринимать свои спектакли отстраненно, так, чтобы понять, получилось или нет?

- Это происходит задолго до премьеры, иногда даже на самых черновых репетициях. Бывает так: репетируешь-репетируешь и вдруг видишь, что замысел понят артистами и будет воплощен. Вот тогда мне остается только довести дело до конца. На сдаче спектакль мне уже менее интересен, на премьере (и такое случается!) - вовсе не интересен, так как он уже очень далеко отошел от меня, а во мне уже зреет замысел следующей постановки.

- Как вы справляетесь с таким непростым для режиссера обстоятельством, как необходимость каждую роль готовить с несколькими артистами: ведь в опере это обязательно?

- Да, это одно из непременных условий оперного спектакля, если он постоянно должен быть в репертуаре. Раньше мне было тяжело работать с несколькими составами, казалось, что персонаж может быть только такой, и никакой другой. Но с опытом, а я поставила уже больше ста спектаклей, я стала даже получать удовольствие от того, что у меня есть две-три достойные исполнительницы одной роли. Я делаю один рисунок, ставлю одни и те же задачи, но артисты привносят нечто свое, и возникают совершенно разные герои и героини, несмотря на то что рисунок и мизансцены одинаковые.

- Вы авторитарный режиссер?

- В начале репетиционного периода я работаю довольно жестко, потому что у меня есть видение целого, а у актеров его нет. Так что на первых порах я действую достаточно авторитарно, несмотря на то что это не всем нравится. Но вот настает момент, когда задачи определены и поняты актерами. Мизансцены выстроены и стали родными для певцов. Вот тогда я даю им некую свободу, чтобы каждый мог добавить свою изюминку в роль, тем самым обогатив ее своим опытом и мастерством.

- Вы преподаете?

- Нет, хотя таких предложений немало. Дело в том, что я по натуре режиссер-постановщик, много ставлю по всей России, и для того, чтобы преподавать, у меня просто не хватает времени. Тем не менее передавать свой опыт дальше хочется, и я веду лабораторию оперных режиссеров в СТД. Для меня это важное дело. Я благодарна Союзу театральных деятелей за то, что он дал нам, участникам лаборатории - а это и режиссеры, и художники, и директора, - возможность общаться и обмениваться опытом.

- Каковы планы в вашем театре на текущий сезон?

- Первой премьерой этого сезона стала опера В. А. Моцарта «Так поступают все женщины». 4 декабря состоится следующая - две одноактные оперы белорусского композитора Сергея Кортеса «Юбилей» и «Медведь», по одноименным пьесам-шуткам Антона Павловича Чехова. В апреле 2010 года - мировая премьера оперы Николая Сидельникова «Бег» по пьесе Михаила Булгакова. Кроме того, мы собираемся очень кропотливо восстанавливать самые главные спектакли Бориса Александровича Покровского, и это задача не на один сезон.

Катерина Антонова
"Театрал", декабрь 2009

Приобрести билет на спектакль

Вы можете приобрести билет на спектакль в режиме онлайн на нашем сайте.

Следите за театром в социальных сетях:

+7 495 606 70 08

Москва, ул. Никольская, д. 17, стр. 1
м. Лубянка, Площадь Революции, Театральная

© 2005 - 2018 Московский государственный академический Камерный музыкальный театр имени Б.А. Покровского

Раздел для сотрудников театра